?

Log in

No account? Create an account

+++++

Тополя, словно мётлы, метут отсыревшее небо -

Слой за слоем счищают болотную патину дня. 

Чёрный лебедь взлетает из леса Нассима Талеба,

Накрывая полмира и нас друг от друга храня.


Обитателей ночи так мало - космически мало -

Так тонка эта нитка горящих окон городских -

Не на эти огни прилетает небесная манна,

Но горят маяки, и плывут караваны на них -

Грозовых облаков - этой тучной, упрямой скотины.

Потерпевших крушение маленьких душ-светляков.

И двугорбых сердец - кораблей бесконечной пустыни, 

Что бредут в пустоту, от родных уходя далеко.


Ты ли - центр всех путей, ты ли - роза ветров и течений,

Ты ли - тот, кто постиг все законы движений ночных, -

Пьёшь горчащий свой чай, заедаешь овсяным печеньем,

Смотришь ночи в глаза и уже растворяешься в них?

15.09.2018  

+++++
Вдохни последнюю пыльцу
шального лета,
Сходи на кладбище к отцу -
к потоку света,
Который для тебя горел,
горит поныне -
Он лишь один тебя и грел
в твоей пустыне.

У лета яблок звездопад -
готовь желанье,
Но только не смотри назад
в своём изгнанье -
Всё пеплом стало за тобой,
Всё стало прахом -
А впереди шумит прибой
Тоской и страхом.

Там эта вечная река
впадает в море,
И отражает облака,
и с ветром спорит.
И ты в ней растворишься весь -
с предназначеньем,
Со всем, со всем, что нажил здесь -
без исключенья.

Я у отца, где горний свет,
топчусь у входа -
Я младше лишь на девять лет
его ухода.
И я смотрю в его гранит,
как в чёрный омут -
Не зная, кто меня хранит
и похоронит…

Jul. 12th, 2018

+++++ (Львову)
Старые шахматы, ночи драконье чутьё,
Пыльные шторы и контуры крыш островерхих,
Древний твой город - его пустырей забытьё
Пик остриё, на которое падают стерхи.

В вареве улиц так тихо бурление стен,
Так бесприютно за ними и так бестелесно.
Бейся, будь свергнут, кирпичную рясу надень,
Выдохни в храме в орган свою душу, как мессу.


Город изгоев - у каждого есть за душой
Что-то своё, что навек обрекает на самость
Каждый здесь брошен когда-то, как с рельсов сошёл,
Так же и я навсегда в этой клетке останусь.


Тусклых подъездов медлительный полураспад,
Тёмных кофеен запёкшийся въевшийся запах
“Это ли Запад?” - ты спросишь меня невпопад,
Я огляжусь удивлённо - “Как будто бы Запад”.

****
Торопливым почерком, без помарок
Я себя впишу в вереницу арок -
В их закатно тающие оттенки,
В пропись васильков у кирпичной стенки.

В отдаленье дня, в приближенье ночи
В то, куда меня отпустить не хочешь,
В обнажённых тел по воде скольженье,
В отдаленье юности, в приближенье...

Тёплый ветер в кронах - весны дыханье,
Приближенье юности - полыханье,
В молодых мехах молодные вина,
Осыпанье времени. Половина.

Это те секунды, когда не давит,
Отпускает к лёгкости, к новой воле
Календарик с Латвией, календарик
Из коробки детской от бандероли.

Кто её отправил, кому, откуда,
По каким орбитам она витала?
Магия полёта - остаток чуда -
Зов стихий - от воздуха до металла.

А потом земля, и огонь, и время,
Что как кислота разъедает снимки,
И уходят все - наравне со всеми -
Бог с земли сдувает свои пылинки.

****
В Опере, в ложе Прокруста
Нынче так пыльно и пусто -
Мною забытый мольберт.
Рядом, в постели у Пруста,
Сжав себе горло до хруста,
Спит в Альбертине Альберт.

Нынче Прокрусту непросто -
Он подгоняет по росту -
Он модельер и портной.
Если кому не подходит -
Чуть покороче выходит
Из мастерской костяной.

Пруст - тоже мастер пошива -
Всё у него нефальшиво:
Тонкий батист и парча.
Он бесконечен, как Шива,
Но на душе так паршиво -
Гаснет она, как свеча.

Все мы в долгу у искусства:
Пруста, Армани, Прокруста -
Мы обрезаем внутри
Тонкую ниточку чувства,
Чтоб обмотать вокруг шеи,
После поджечь зажигалкой,
И посмотреть, как горит.

Jun. 22nd, 2018

******
Цвели цветы на глине
Провал баян порвал,
Беллини в нафталине
К душе моей взывал.


Кармином, киноварью,
Косынкой Девы Ма,
А я был просто тварью,
Сошедшей здесь с ума.


На этом скользком грунте
Нажравшись хны и мха
Я врал себе, как Врунгель,
Закованный в меха.


Я жил в себе, как деспот,
Как глист в себе самом,
Как выпавший из детства,
Не тронутый умом.


Я бил кого-то в рыло,
И с пеной на губах
Дебила из Тагила
Топил в своих стихах.


Не брезговал, не брызгал,
Не шёл на красный свет,
Визжал свинячьим визгом
На сонмища планет.


А надо было тихо,
А надо было вскользь,
Как будто облепихой
Облепленный лосось.


Синтетикой и дустом
Изведенная моль
Засохшая до хруста
Летящая домой.
22.06.2018

(из черновиков)

Ты здесь чужой настолько, что траву
Твой изумлённый шаг не приминает,
И лес тобою грезит наяву,
Но самого тебя не принимает.

Ты здесь как Бог - и чужд, и невесом -
И как луна, присутствуешь во всём,
Но жмёшься к стенам, опасаясь мести
Косых калиток за тоскливый скрип,
Улиток-букв - латыни за санскрит,
И запятых, застывших не на месте.

Oct. 16th, 2017

*****
Плати или сгинь - паланкином вечерним в пургу,
Пустым палантиром, в который смотреть не могу,
Пунктиром, стежками - по белой канве января,
Камланьем, стишками со мной обо мне говоря.

Плати или сгинь. Жизнь навыворот - болью на свет.
И кажется вымрет, и кажется вырвет, но нет -
Живёшь, продолжаешь, как тот терминатор в кино,
Рыхлеешь, рожаешь, но гаснешь, как свет, всё равно.

Фиалкой лесною - фонарик сиреневый мой -
Проснёшься весною, пойдёшь по тропинке домой -
Но вспомнишь, но крикнешь, но руки уронишь в траву,
А после - привыкнешь - я сам так столетья живу.

А после, а после - такая раскинется синь -
Из космоса пёс ли начнёт на луну голосить.
Мы станем другими - уже не людьми, не людьми,
Мы сгинем - мы были листвой под ногами любви.

*****
Построй себе башню из льда и бетона - бетона и льда.
Будь вечно холодным и будь нерушимым, и будь навсегда -
Как памятник Мао, как снег на откосах, щеколда в двери -
Всего тебе мало, ты нем, как философ - две пули внутри.

Построй себе башню, чтоб серое небо давало свинец,
Чтоб грязи земной не касаться ни взглядом, ни сном, ни стопой.
Пусть выплавит в тигле слуга чернокожий из чьих-то сердец
Твой панцирь нагрудный, твой шлем островерхий, твой вечный покой.

Пусть свет будет розов, пусть дым будет плотен - сотрёт горизонт -
Ни томных роялей, ни старых полотен - лишь мрамор и сталь.
Ты знаешь, что будет, когда ты закончишь - ты слышишь мой зов.
Построй эту башню - пусть знает Всевышний, кем раб Его стал...

Sep. 26th, 2017

*****
Бывает на простой скамейке в сквере
Под воробьёв галденье на кустах
Вселенная накроет в полной мере,
Как в самых потаённейших местах.

И смотришь, ошалев, прозревшим глазом
На каждую травинку и бычок,
Покуда не накроет медным тазом
Всё это вечный страх твой, дурачок...